kagury (kagury) wrote,
kagury
kagury

Юрьев день и немного о блинчиках с клубникой

Photobucket Когда возвращаешься в Москву после отпуска, да и вообще вдруг наступает осень, как-то возникает неудовлетворенная потребность в некоей «культурной жизни». Вот вчера как раз в один из таких приступов мы решили сходить в кино. Обещали некий относительно свежий фильм Серебренникова, под названием «Юрьев день», которое у любого человека автоматически включает в памяти поговорку «Вот тебе бабушка и Юрьев день». Насколько я помню, (и примерно также трактует Википедия), в старину Юрьев день был временем, когда крестьянин мог уйти от злобного помещика и перейти к более симпатичному, и отмечался он где-то в начале декабря, когда все сельские работы были уже закончены, и наступало время относительного безделья. Отмена возможности такого перехода собственно и создала упомянутую поговорку. Это я все к тому, что название вполне говорящее. Хотя оно отношения к фильму и не имеет, стоило обратить на него внимание, прежде чем заходить в зрительный зал. Но вернемся к фильму.

Дорогой автомобиль, в нем едут по заснеженной дороге мама с сыном лет 20. В качестве музыкального сопровождения звучит какая-то красивая опера. Выясняется, что оба едут посетить город, откуда родом мама. Она – звезда: певица и красивая женщина. Со дня на день оба собираются уехать в Европу, т.к. ее уже пригласили на работу в Венскую оперу, и ей хочется показать сыну родные места. Надо полагать, вряд они собираются возвращаться, и хотят как бы попрощаться с Россией перед отъездом.
Юноше маленький городок, где прошло мамино детство, совершенно не интересен, любовь к родному пепелищу ему не свойственна, поэтому половину дороги он ноет и канючит. Но мамина ностальгия побеждает.
Они приезжают днем (собственно, от Москвы всего-то километров 200), прогуливаются по улице, и тут мальчик обнаруживает, что у него на ногах разные ботинки. Отказывается в таком виде идти в Кремль, и они заходят в магазинчик, торгующий всем от мыла до валенок, чтобы прикупить ребенку обувь. Он выбирает себе резиновые сапоги и заодно – ватник, дабы выглядеть аутентично. В итоге на фоне изящно одетой мамы (в шубке и сапогах на шпильках), он смотрится гротескно.
Кремль работает, они заходят внутрь, забираются на колокольню. Вокруг панорама маленького городка. Чистый белый снег. Тишина и красота. Можно даже позвонить в колокола. По окрестностям разносится красивый колокольный звон, а чуть погодя - не менее прекрасное пение вдохновленной окружающим пейзажем мамы. Проезжающий мимо человек падает с велосипеда от изумления. Она смеется. Спускаются. Мальчик идет в местный музей погреться, мама остается посидеть снаружи на лавочке. Закрывает глаза и наслаждается покоем.
Такова завязка. С этого момента все меняется. Ее будят служительницы музея, сообщить, что Кремль закрывается. Сын бесследно исчезает. Мама ищет его сначала в Кремле, затем в городе, потом в монастыре, рядом с городом. Она теряет голос, потом мобильник, с ее машины снимают колеса. Она остается сначала переночевать, а потом и жить в этом заброшенном провинциальном местечке – надеется найти сына. Надежду подкрепляют слова батюшки монастыря о монахе в разных ботинках. Но увы…
Из богатой светской красавицы, говорящей цитатами классиков, она превращается в уборщицу туберкулезного диспансера с зарплатой 1000 руб. Романтичный и уютный, на первый взгляд, городок, оказывается настоящим убожеством. Бедность, грязь, пьянство и безысходность. Здесь не живут, доживают остаток жизни, даже если возраст еще далек от пенсионного. Процветает в городке только РПЦ и заезжие псевдобизнесмены. Одинокая женщина здесь совершенно беззащитна и бесправна. Нет, не то чтобы тут нет нормальных, отзывчивых людей. Есть, разумеется: это и хозяйка, приютившая певицу на ночь, и местный милиционер, помогавший ей в поисках (хотя сцена секса с ним отвратительна). Но атмосфера в целом такова, что Кафка с Майринком удавились бы от зависти.

Общее впечатление: сплошная чернуха. Очень депрессивный, тяжелый, мрачный фильм о том, что Россия – бедная, грязная страна, где мужиков нет вообще как класса (пьяные животные не в счет), женщины – похожи на опустившихся старух, в которой беззащитные и абсолютно бесправные люди живут в жутких условиях. И никогда ничего не изменится. Выхода нет.

Надо очень ненавидеть страну, в которой живешь, чтобы снимать о ней такое кино. Я точно больше никогда не буду смотреть фильмы этого режиссера.

К техническим моментам.
Отвратительный звук. Половину текста вообще с трудом можно было разобрать. Хотя последнее, возможно проблема конкретного кинотеатра (хотя раньше все было в порядке).
Зато отлично подобранное музыкальное сопровождение (при том, что оперу я не люблю). Еще один плюс - замечательно сыгранная роль Ксении Раппопорт (она как раз и есть мама).

Резюме: категорически не рекомендуется, если только вы не хотите впасть в глубокую депрессию, а повода все нет.

P.S. В одном из интервью Кирилл Серебрянников говорит следующее: "я не собираюсь смаковать ужасы современного мира, наоборот, я поражаюсь, как люди, выброшенные на свалку, продолжают сохранять в душе Бога".
И это тоже есть в фильме. Кроме бога. Но ужасов там не в пример больше.
И еще. Я считаю, что снимать чернуху - это самый низкий уровень кинематографа. Это просто. Вспомните жуткие фильмы постперестроечных времен. Сделать темный фильм про замерзающую на улице собачку или несчастного инвалида может каждый.
Создать яркие жизнеутверждающие образы и характеры - не в пример сложнее.


P.P.S. Зато в ресторанчике "Чернышевский" в 35ММ невероятно вкусные блинчики с живой клубникой! И чай с чабрецом. И вообще как-то удивительно приятно было сидеть почти в центре города под светлым матерчатым куполом. Словно снаружи - сутолока будней, а внутри - остался еще кусочек лета.
Tags: фильмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments