March 29th, 2016

Колбаса. Фрагменты. в центре Мейерхольда

Колбаса - спектакль, который играется на натянутом нерве. Вот прямо от начала и до конца. Отчасти этому способствует совсем небольшой зал, и когда прямо перед тобой человек взмахивает топором или размахивает вилами (а ты представляешь, как этот топор упадет тебе на ногу...), то напряжение вполне обосновано. Но даже если бы не было никаких вил. Интонации выверены до абсолюта. Почти каждый момент здесь сыгран так, что кажется, человек сейчас сорвется. И не дай Бог попасть ему под горячую руку, стать объектом этой истерики. Грань настолько тонка, что зритель весь подбирается и почти не дышит, словно поздней ночью пробирается темными подворотнями.
Хронология событий (13 фрагментов) слегка перемешана, начинается с конца, продолжается пару лет, и внутри почти все время зима и осень. Весна так и не приходит. Фасоль сыпется промозглым дождем и каплями крови разбегается по полу.
Спектакль, конечно, чернушный и мрачный, и персонажи все серо-коричневые, и ботинки у них одинаковые, а значит и след они оставляют один общий и не сказать, чтобы светлый.

Как вы уже поняли, поставлено отлично и сыграно отлично, но вот кто бы мне еще объяснил, чего ради? Ну почему именно эту пьесу, которая ведь, вообще-то - просто срез Колбасы, не более. И банальный срез, если честно. Сколько их таких уже было?

К слову о колбасе. Не могу не сказать про поросенка, который в ее основе. Я первый раз видела такое перевоплощение. Свинья ведь, животное бессловесное. Но мимика, глаза - настоящий робкий свин!

В качестве резюме. Несмотря на то, что чернуху я не люблю, я еще раз убедилась, что Ксения Зорина - талантливый режиссер, а в центр Мейерхольда стоит ходить. В данном случае начинка оказалась не моя, но от формы все равно получаешь удовольствие.

Большое спасибо mosblog и лично ketosha за приглашение.

P.S. В спектакле присутствует обсценная лексика. Наверное, она даже уместна в контексте пьесы. Но... я старый консерватор, и все еще считаю, что сцена - не самое подходящее место для мата.