?

Log in

No account? Create an account

Отпечатки лап домашней кошки

и хвоста

Заметки о будущих книгах
kagury
Читаю свежий обзор Анастасии Завозовой. Вот люблю ее лаконичные обзоры,несмотря на то, что мы мало сходимся в мнениях и любим разные книги. Обнаружила там новое для себя слово: "докуроман". Это имеется в виду вовсе не докурившийся наркоман, как можно было бы предположить, а роман, написанный на основе документальной истории. Кстати, тот, о котором идет речь Клэр Малли — «Шпионаж и любовь», описан вполне заманчиво.

Еще один докуроман, в котором реальная история рассказана так, что она кажется лучше и интереснее всякой выдумки. «Шпионаж и любовь» — это роман о Кристине Грэнвилл (или Кристине Скарбек), шпионке, которая в дни Второй мировой войны работала на британскую разведку. Клэр Малли превратила ее совершенно подлинную биографию во что-то вроде шпионского детектива — здесь есть и интриги, и преследования, и загадочное убийство, да и само английское название романа, The Spy Who Loved отсылает читателя к классическому детективному роману Ле Карре The Spy Who Came in From the Cold. В общем, это тот роман, о котором с полным правом можно сказать — настоящий британский детектив.

А еще она напоминает про "Токийский зодиак" Содзи Симада, который Лабиринт уже несколько месяцев расхваливает, как классику японского детектива и роман, в котором у читателя есть все ключи для решения детективной головоломки (я таки соблазнилась, и у меня она уже давно висит в предзаказе). Правда, Анастасия книжку описала весьма прохладно (прочитав пару японских детективов, я полагаю, что она скорее права, чем нет).

У Дианы Сеттерфилд, которая написала всем известную  "Тринадцатую сказку", выходит (в марте) новая книжка "Once upon a river", все про ту же, как бы викторианскую Англию. Обещают британский фольклор, фейри и прочие волшебные удовольствия для  любителей английских книжек.

История об ожившей утопленнице на берегах полусказочной реки Темзы постоянно съезжает в британский фольклор, уходит в волшебный круг фейри, за которым год проходит в минуту. Само повествование выстроено вокруг прибрежной таверны «Лебедь» и вмещает в себя множество разных голосов, а время, в котором все происходит, это такое условное, сказочное викторианство, которым Сеттерфилд управляет так аккуратно, что кроме общего ощущения того века, точную дату вычислить невозможно. Это действительно сказочный круг, в который читатель может провалиться на несколько часов — и внутри которого пройдут годы.