May 21st, 2021

Антиквариат и живопись

1. Святослав Тараховский «Купите Рубенса» (удивительные антикварные происшествия)

Если бы я не прочитала в аннотации, что автор – драматург, то посчитала бы, что это документальные записки настоящего антиквара. Ну, может слегка литературно обработанные. Собственно, сама книжка – набор коротких, не связанных одна с другой историй, в центре каждой из которых какой-нибудь предмет. От пуфика, привыкшего ощущать «на себе мягкие округлости самой Антуанетты», до картины Васнецова. Попадаются категорически несчастливые вещи (и как-то не странно, что одна из них — зеркало), попадаются удачные, но почти всегда легкая тень то ли мистики, то ли наваждения, то ли просто характера старинной вещи определяет не только судьбу предмета, но и ее владельцев, в том числе временных, одним из которых оказывается антиквар. 

И как ни крути, что-то в этом есть. Пусть даже не применительно к данной конкретной книге, а вот насчет старых вещей вообще.  Кстати, из-за вот этого налета «принадлежности кому-то еще» я не люблю вещи из секонд-хенда, какими бы прекрасными они не были. Но на картины и антиквариат это мое неприятие не распространяется, хотя казалось бы :)

Довольно приятно читается, несмотря даже на то, что изнанка работы антиквара выглядит не так, чтобы сильно привлекательной с моральной точки зрения, если не сказать, что грязноватой. Захватывающие приключения и тайны предметов – это прекрасно, но путь к обладанию этими сокровищами, как правило, чистая спекуляция в духе найти у неискушенного продавца (типа милой питерской старушки) шедевр, купить за копейки, продать за тыщи. Но как условно «производственный роман» про данную сферу деятельности, безусловно любопытен. 

Книга совсем небольшая, которая читается за пару-тройку часов и не без удовольствия.

Хотела было на ту же почти тему почитать «Работа над фальшивками, или Подлинная история дамы с театральной сумочкой» Андрея Васильева. 

Аннотация весьма заманчивая: «Документальный роман Андрея Васильева посвящен «Портрету Елизаветы Яковлевой», который экспонировался в крупнейших галереях мира как подлинная работа Казимира Малевича и продавался за 22 млн евро. В ходе расследования автор находит неопровержимые доказательства того, что авторство картины принадлежит совсем другому художнику. Но попутно, как в хорошем детективном романе, выясняется еще множество неожиданных фактов и обстоятельств, касающихся устройства рынка искусства — возможно, самого коррумпированного и самого непрозрачного из всех. Как высочайшего класса расследование эта книга подробно рассказывает о потайных механизмах функционирования арт-рынка; как роман — обращается к глубинам человеческой природы».

Должна признать, что я начала было, но увязла просто в глубокомысленных сентенциях автора и решила отложить на потом. Не могу не привести тут несколько цитат, просто для того, чтобы вы могли оценить структуру текста. Вдруг, это именно то, чего сейчас требует ваш мозг. Мой собственный пока ленится.

Распространенный в обществе взгляд на проблему заключается в том, что мы живем в реальном мире подлинных предметов и отношений, лишь изредка (но все чаще и чаще) атакуемом с «темной» стороны Луны различными инфернальными злодеями или просто анонимными вызовами времени. Прогрессистская, а по существу, телеологическая и манихейская философия жизни предполагает неуклонное движение вперед к неясной, но, безусловно, позитивной цели. Или невыразимой в настоящее время в конвенциональных понятиях в силу постмодернистского равнодушия либо политкорректности, что в сущности одно и то же. Хотя и так ясно, что «в будущее возьмут не всех». Либо же определяемой высшим руководством как «райское блаженство» в результате проигранной ядерной войны. И тот и другой взгляды сходятся или как минимум не противоречат друг другу, поскольку лежат в одной скучноватой посюсторонней плоскости, чуждой всякой «реакционной» метафизике.

Или вот, смотрите, как автор комментирует  относительно нейтральное высказывание, касающееся портрета. 

Высказывание: «Елизавета Яковлева была другом семьи, художником-бутафором, она погибла в блокаду. Портрет, написанный авангардистом, мы покажем в особом сюжете, который возможен только у нас на выставке: вместе с единственной ее сохранившейся работой — портретом Людмилы Богдановой, племянницы Малевича».

Комментарий: «Есть смысл обратить внимание на мастерское использование в этой фразе эффекта эксклюзивности, основанного на принципе товарного дефицита. Вербальная конструкция «только у нас» имплицитно содержит в себе, помимо удостоверения уникальности и возможности приобщения к группе счастливчиков, греющихся в лучах чужой славы, еще и вопрос: «Что же потеряет человек, лишив себя приобщения к такому редкому объекту, как недавно обнаруженная картина Малевича?» Но редко кто продолжает логическую цепочку дальше. А что происходит с человеком (или группой людей), становящимся жертвой лукавого обмана или невольной ошибки? И чем тогда оборачивается иллюзия эксклюзивности для них и для «рекламного агента»

Портрет под катом. 

Collapse )

В общем, написано довольно интересно, и сама история наделала порядочно шума (вот, например, публикация в the art newspaper), но надо вчитаться, чтобы проникнуться стилем автора.