kagury (kagury) wrote,
kagury
kagury

Мария Галина «Малая Глуша».

Книга «Малая глуша» состоит из двух отдельных повестей. Собственно «Малая глуша» - это вторая повесть, о ней и пойдет речь.
Надо сказать, что эту книгу мне хотелось прочитать давно. Отзывы о ней были сплошь восхищенные. Причем много раз мне попадались фразы типа «сейчас так уже не пишут». Да и определение жанра «Фантастическая сага времен застоя» выглядело очень и очень привлекательно.
Итак, о чем эта книга. На маленькой железнодорожной станции высаживается пассажир. Ему нужно добраться до маленькой деревеньки на краю мира, куда автобус ходит раз в сутки, и сегодняшний он уже упустил. Однако нашему герою повезло, он находит машину, водитель которой соглашается его подбросить. В последний момент к машине подбегает женщина с чемоданом. Ей нужно в ту же деревню, и она уговаривает мужчин захватить и ее. С этого момента и начинается длинная дорога в Малую Глушу.

Что в этой книге хорошо, это подход к идее. Есть, мол где-то река, за которой творятся загадочные вещи. И если дойдешь туда, то мечта может сбыться. А может и нет. Это уж как повезет. Совершенно классический элемент, внедренный в мир заброшенных деревенек и густых лесов средней полосы. Отсюда и мифологичность, и многочисленные аллюзии, и мысли о том, что стоит за смертью. В общем, прекрасная почва для красивой и мудрой истории. Только вот история эта рассказана с таким пренебрежением и неприязнью как к главным героям, так и к эпизодическим персонажам, что получить удовольствие от чтения трудно. Вот, например:
«Откуда то возник народ, группка студентов в штормовках с эмблемой института на спине переминалась у кассы; девчонки были коренастые, громкоголосые и все, как на подбор, дурнушки. Женщина с девочкой расстелили на лавке газету и выложили на нее хлеб и завернутое в серую марлю сало.
Пьяный ходил по залу, словно ища, с кем бы подраться, перебросился несколькими фразами со студентами; один из парней вроде замахнулся, второй удержал его за руку, отошел, что то сказал женщине, огляделся и плюхнулся на лавку рядом с ним. Он брезгливо отодвинулся».
Главный герой регулярно озабочен вопросом справления нужды, и этой проблеме в книге уделяется масса внимания. Возможно, кого-то и увлекают подобные описания, но я точно не отношусь к числу таковых любителей.
Плюс к упомянутому, автор обладает уникальной особенностью рассказывать даже о невинных окружающих предметах с гадливостью. Если окна, то немытые, если кофточка, то дурацкая, если пол, то грязный, даже бутылка минералки – «теплая и с надорванной этикеткой». Поначалу это как-то не очень бросается в глаза, но когда понимаешь, что практически все употребляемые в тексте эпитеты несут негативные значения, читать становится как-то неприятно.
Но даже при всех упомянутых минусах, присущих в той или иной степени многим образцам современной прозы с налетом чернушности, книга была бы неплохой, если бы автор не скомкал конец. Обрывается эта повесть как-то почти неожиданно и вдруг, вся она написана именно ради этого конца. Не то, чтобы происходящее повисло в воздухе, но конец настолько торопливый, словно автору надоели его герои хуже горькой редьки и он торопится с ними расстаться.

В общем, этот случай можно отнести к разряду тех, когда пытаясь оправдать не совсем хорошую вещь, произносят фразу «мои ожидания были завышены». Увы, у меня нет оправданий для этой книги, это та самая посредственность, когда ни сюжет, ни язык не приносят удовольствия. Так, на время уткнуть глаза. Впрочем, и последнее рекомендовать трудно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments