?

Log in

No account? Create an account

Отпечатки лап домашней кошки

и хвоста

Previous Entry Share Next Entry
«Вся жизнь впереди» в театре С.А.Д или книжка со страшными картинками
kagury
Сказать, что  мы вышли из оранжереи несколько ошарашенными, это не сказать ничего. И да, спектакль играют в помещении оранжереи Аптекарского огорода, но не среди пальм (как я наивно полагала), а в камерном пространстве рядышком. 

Наверное, эту трогательную повесть, рассказанную  нам от лица наивного и мудрого арабского мальчишки Момо, можно ставить по-разному. В С.А.Д.е выбрали способ жесткий и безжалостный.

Здесь есть рассказчик - белоснежная рубашка, отлично сидящий смокинг, изящная бабочка – это Мохаммед (Момо), и есть его история, которая сама по себе и фон, и словно раскрашенная неумелой детской рукой книжка. Иллюстрации насыщенные, броские и местами напоминают каракули. Персонажи носят грубые маски, и порой непонятно, реальны ли они вообще, или это лишь отражение действительности, увиденной глазами ребенка. Жутковатой действительности, вообще-говоря...  Детский приют на бедной окраине Парижа, созданный мадам Розой - уже очень немолодой еврейкой, прошедшей Освенцим, кошмары которого настигают ее и в мирной жизни. Впрочем, Момо не так уж и мал, и груз забот постепенно перемещается на его плечи.

Резкий контраст между героями на сцене создает впечатление, что в спектакле лишь одно действующее лицо – сам Момо (и он очень хорош - за прекрасным молодым человеком совершенно четко видишь ребенка), остальные – лишь текст, наполненный яркими эмоциями, часть из которых выражена через музыкальные эпизоды, возвращающие зрителя во времена Элит Пиаф.  Момо - здесь единственный, у кого - все впереди, остальные - это люди скорее с прошлым, чем с будущим. Но разве это делает боль менее сильной? И разве это что-то значит, когда речь идет о доме, о семье (и неважно, что они вовсе не родственники), о любви и смерти?

Признаюсь, я не читала оригинальный текст, но на протяжении всего спектакля мне казалось, что он словно просвечивает сквозь происходящее на сцене. И я постоянно ловила себя на том, что хотелось бы, чтобы это происходящее было  чуть добрее, не лишено мягкого еврейского юмора, наверняка присущего мадам Розе, и... надежды.

Резюме: спектакль непростой, и ни разу не пытающийся вас развлечь. В нем много боли и мудрости, и хотелось бы думать, что надежда есть тоже.

Спасибо moscultura и театру С.А.Д. за этот опыт и прожитые эмоции.

Posts from This Journal by “театр” Tag