kagury

Categories:

Английский или как поверить в себя

Чем дальше, тем больше я понимаю, что марафон оказался для меня чем-то вроде психологического тренинга, потому что каждое задание заставляет поковыряться в собственной голове и извлечь оттуда какую-нибудь историю или ассоциацию. Не сомневаюсь, что за месяц про меня уже все понял бы не только психолог, но вообще любой адекватный человек, которому не лень было бы все это прочитать и нанизать бусинки мнений и оценок на нитку рациональности. 

Например, язык, он какой? Английский или заливной?  

Достойный марафонец написал бы тут что-нибудь любопытное про языки жестов или рассказал увлекательную историю о том, как дедушка брал на войне языка (мой собственный за это медаль получил), но у меня сегодня настроение погрязнуть в банальностях. 

Английский я пыталась учить с детства. Родители справедливо считали, что чем раньше ребенок начнет, тем лучше для него. Года в 4 меня записали к какому-то частному детскому преподавателю. Первые пару раз меня сводила бабушка (изучавшая в школе немецкий), потом наступил ноябрь, стало темно, и отправили папу. Ему не понравилось ничего. Ни то, что ребенка надо было ждать минут 40 в каком-то закутке (подозреваю, это сыграло основную роль), ни то, как тетушка, обучающая детей, произносила английские слова. Как я теперь понимаю, с этим были явные проблемы, например, в ее устах карандаш звучал как «пеньсиль». Услышав этот пеньсиль, папа заявил, что ноги его ребенка больше не будет в этом очаге развратной лингвистики. 

Следующий опыт был с Дворцом пионеров. Там я честно ходила в кружок английского языка, но почему-то выучила за год только несколько простеньких топиков типа «моя семья и другие звери», причем звери мне давались гораздо лучше. Когда к нам приехали в гости какие-то иностранные дети (а тогда это было очень круто), вручили обязательные подарки в виде жвачек и флажков, то обнаружилось, что все мое знание английского сводится к my name is Katya, I am a pupil, my mother is an engineer. Поддержать простейший разговор не получалось. Не могу сказать, что меня это сильно разочаровало тогда, но с сегодняшних позиций понятно, что если ребенок за год выучил только несколько десятков абстрактных фраз – это не совсем та методика, от которой стоит ждать успеха.  

Тем не менее, в обычной средней школе было еще безнадежнее. Моего немудрящего запаса английских слов из Дворца пионеров хватило с лихвой аж на пару школьных лет. В смысле мне не приходилось почти ничего учить дополнительно. Я стабильно получала свои пятерки и даже подтягивала своих одноклассников по английскому. При этом ни сами уроки, ни предмет мне не нравились. Я вообще считала, что обычному человеку язык ни к чему. Если он достаточно талантлив в своей области (я тогда считала, что моей будет физика) – то ему для поездки за границу  найдут переводчика, а если он бездарен и туповат, то для работы на какой-нибудь фабрике язык ему и не понадобится. Но это было советское детство, и заграница казалась почти такой же малодоступной, как Луна. 

Собственно, стимул для изучения языка появился у меня только в Университете. Во-первых, надо было читать английские статьи. Во-вторых, тогда начали посылать студентов за границу, а понятно, что без языка там никак. В-третьих, у нас была замечательная преподавательница, да еще и с офигенным чувством юмора, и на фоне физики, разных химий, матанализа и прочих серьезных предметов вроде квантовой механики и строения молекул, английский воспринимался просто отдыхом. Там ведь даже думать было не надо – просто выучить и все. Кстати, именно тогда меня впервые научили запоминать диалоги и словосочетания, а не просто отдельные слова.  Оказалось, что это отличный прием, который сильно помогает при построении фраз в разговорной речи. 

После Универа, несмотря на полтора десятка лет изучения языка, я все еще была уверена, что совершенно не знаю английского и, кроме того, весьма стеснялась своего произношения. Уже работая, я доучивала язык разных на курсах (спасибо моему работодателю и любимым начальникам), но все еще сомневалась в себе. Начальники почему-то не сомневались.

Перелом в самосознании наступил, когда меня отправили на конференцию в Барселону, сопровождать очаровательную нашу коллегу. Она практически не говорила совсем, но должна была сделать небольшой стендовый доклад. Тут уже было не до нюансов произношения. На мне была ее доставка в страну, отель, транспорт, еда и сам доклад, который требовалось разучить с докладчиком и быть готовой в любой момент ее подстраховать. Собственно, мне было бы проще рассказать все самой, но для тетушки выступление было делом принципа. В общем, когда мне на плечи легла ответственность за все разговоры, внезапно оказалось, что я способна общаться с окружающими людьми, они нормально меня понимают, а я в достаточной степени понимаю их. 

И никого не волнует мое произношение. По-крайней мере, не в той степени, как моих преподавателей. И если первый день я еще подтормаживала, то к третьему уже спокойно заводила разговоры на конференции со всеми подряд. Мозг выдал мне приличный запас профессиональной лексики, которая стала подгружаться из глубин памяти. Видимо, все-таки чтение статей не прошло совсем уж зря. Вскоре я так осмелела, что запросто интересовалась в отеле, где бы нам вкусно поесть, и что там заказать, и в итоге за неделю мы ни разу не промахнулись с ресторанчиком. 

А под конец мне удалось довольно легко разобраться в кассе с оптимальным маршрутом поездки в Монсеррат. Конечно, к тому времени я уже несколько раз успела съездить за границу в отпуск. Т.е. связать несколько слов была способна. Но одно дело – пакетный тур, а другое – рабочая поездка.  Впрочем, испанский английский очень понятен для русского человека. 

Не нашла аналогичной картинки при испанцев. Потому что, на самом деле, индийский английский куда менее понятный, чем британский или шотландский.
Не нашла аналогичной картинки при испанцев. Потому что, на самом деле, индийский английский куда менее понятный, чем британский или шотландский.

Вторым серьезным шагом, который подарил мне немного больше уверенности в своих способностях, стала работа в канадской компании. Рабочим языком считался английский, часть обучения и все совещания велись на нем. Сначала мне казалось, что это ужас-ужас как страшно, ведь я ничего не пойму. Собственно, мой уровень понимания разговорного так и остался на уровне порядка 70-80%, если это профессиональная сфера, и уверенно съезжал к 50-60%, как только речь заходила об общечеловеческих ценностях. Но быстро выяснилось, что этого вполне достаточно, и кроме меня это вообще никого не волнует. А раз так, я тоже перестала переживать. 

Кстати, опыт работы в зарубежной фирме дал мне бонус – мое начальство в следующей компании считало, что я очень прилично знаю язык, а мои уверения в обратном – просто кокетство. Поэтому меня несколько раз заставляли переводить лекции европейских преподавателей (отказаться не получилось, и выяснилось, что со слайдами это не сложно, особенно, когда все слова знакомы). А потом отправили в Европейское ведомство на обучающий тренинг. И оказалось… что это тоже совсем не страшно. И что я продолжаю понимать свои 80% текста в изложении немцев, а говорю (со своим upper intermediate) примерно также, как и все остальные студенты. Единственный человек в нашей группе, кого тяжело было понимать, был ирландец. 😊 С китайцами и тайцами мы вообще моментально нашли общий язык и подружились. Папа потом смеялся, что я им просто по размеру для фотографий хорошо подхожу. 

В общем, я к чему все это рассказываю. Есть счастливые люди, которые легко и непринужденно учат языки, но я точно не из них. И до сих пор считаю, что английский я знаю плохо. Но практика показывает, что это мало кого интересует. Также как произношение и ошибки во временах. И более того, все это совершенно не мешает языком успешно пользоваться. Ну точнее, мешает, но значительно меньше, чем можно было бы ожидать. 

Так что, если вы вдруг тоже не уверены в своем английском, то главное, что надо помнить – это только вы не уверены. Просто однажды надо начать и все получится. А в какой-то момент вы даже начнете получать удовольствие. 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded