kagury

Categories:

9 вопросов полковнику ФСБ

1) Как вы стали чекистом? 

Я работал в Курчатовском институте. По специальности я –инженер-электрик. Работа была интересная. Но мне хотелось работать с людьми, занимать более активную жизненную позицию. Поэтому, когда представилась возможность, я с удовольствием ей воспользовался и пошел учиться в высшую школу КГБ. Туда было очень непросто попасть. Несколько медкомиссий, куча собеседований, да одна проверка сведений о кандидате занимала тогда больше года. 

2) Чему учат будущих контрразведчиков? 

Всему, что нужно в работе. Предметов много, и они достаточно разнообразны. Существует целый ряд специальных дисциплин, часть из которых – секретные. Например, агентурно-оперативная деятельность, юридические дисциплины – все, что связано с охраной и защитой государственной тайны, а значит – уголовное право, международное право и т.д.. Разумеется, уделялось много времени физической подготовке – минимум 4 часа в неделю. Этот были разные виды спорта, в том числе и карате, которому тогда почти нигде больше и не учили. Стрельба также входила в обязательную программу. У меня разряд по стрельбе из пистолета. Правда, в реальной жизни мне не довелось воспользоваться оружием, хотя приходилось бывать в различных сложных ситуациях. Основное оружие контрразведчика – его мозг. Много внимания уделялось изучению иностранного языка и страноведению. Также преподавался научный коммунизм (это же было советское время), но уровень преподавания был очень высок. Научный коммунизм в высшей школе КГБ – был совсем не тот, который преподавали в обычных институтах.   

Одной из важных задач является работа с людьми, а значит умение расположить к себе собеседника, создать условия для того, чтобы он поделился нужной информацией. Обычно нельзя задать вопрос напрямую. Но можно подвести человека к ответу. Например, если вам нужно выяснить, бывал ли он в Вильнюсе, можно завести разговор про костелы. И в целом, ассоциативный подход хорошо работает. 

3) Какими качествами должен обладать контрразведчик? 

Прежде всего иметь хорошее образование, быть смелым, порядочным, спокойным, умным, спортивным. 

4) Есть ли разница между КГБ и ФСБ? 

В 90-годы она была и значительная. Тогдашнее правительство сделало все, чтобы разрушить систему. Информация, которую получали сотрудники, и которая раньше передавалась в ЦК партии и Политбюро, внезапно оказалась никому не нужна. Новое руководство не собиралось ее использовать. А раз не нужна информация, то не нужны и сотрудники. В этот период произошел большой отток квалифицированных кадров. В том числе и потому, что тогда зарплата офицера была 10-12 долларов. Понятно, что на эти деньги прокормить семью было невозможно. Кроме того, тогда за несколько лет сменилось 8 руководителей КГБ. Понятно, что приход каждого нового руководителя притормаживает работу Комитета, что явно не идет на пользу. Так что многое держалось на энтузиазме и порядочности. Естественно, уровень сотрудников существенно снизился. Что говорить – чуть ли не в метро висели объявления «приходите на работу в ФСБ». 

С приходом Путина ситуация стала стабилизироваться, и сейчас можно сказать, что ФСБ практически вернула себе функции, статус и репутацию КГБ. 

5) Если сегодня человек хочет пойти на работу в органы, что он должен сделать? 

Зависит от специальности. Прийти на работу в поликлинику ФСБ, если вы врач – вполне возможно. Или в какие-то хозяйственные подразделения. Есть определенный порядок приема в органы, при этом на оперативную работу попасть просто по желанию, с улицы – весьма затруднительно. Рассмотрение заявления о приеме на работу обычно начинается с рекомендации сотрудников органов ФСБ. 

6) Знали ли окружающие, где вы работаете? Или это было тайной?

Конечно, знали. Например, я был заместителем директора по безопасности крупного предприятия, на котором работает десять тысяч человек. Как вы себе представляете таинственность в таких условиях? Но, разумеется, я никогда не представлялся новым знакомым, как Вася Иванов, сотрудник КГБ. Это неуместно. 

7) У вас были тайные агенты? 

Конечно. Вербовка агентов – это часть работы, ведь, чтобы принять правильное решение, нужно получить достоверную информацию. Главное слово тут – достоверная. Информации всегда много, но важно убедиться, что она верная и точная. Тут никак нельзя обойтись без личных контактов и понимания, кому и чему можно доверять. 

8)  Правда ли, что существует противостояние сотрудников МВД и ФСБ? 

Это скорее киношный штамп. Мне неоднократно и довольно плотно приходилось работать с сотрудниками МВД по совместным уголовным делам и другим правонарушениям, и  это было нормальное деловое взаимодействие. Со стороны милиции всегда присутствовало уважение и понимание того, что мы делаем одно дело. Возможно, в советское время были какие-то противоречия на уровне высшего руководства, но работа на оперативном уровне всегда была эффективной, так как строилась на взаимной поддержке. 

9) Было ли к вам какое-то особое отношение? Предубеждение? 

Пожалуй, что нет. Но тут надо сказать, что любые отношения зависят от конкретного человека. Конечно, поначалу люди относятся несколько настороженно. Непонятно, что говорить можно, что нельзя, и как себя вести. Но проработав какое-то время рядом, понимают, что имеют дело с хорошим грамотным специалистом. Какого-то неприятия в свой адрес я никогда не замечал. 

Вместе с тем, обидно, что последнее время в СМИ слишком много негатива по отношению к сотрудникам КГБ и ФСБ. Такое впечатление, что это мнение либеральной части общества, которая ориентируется на западные ценности, и потеряла и чувство патриотизма, и любовь к родине. Неприятно, что это отношение навязывается людям, которые никогда не имели дел с сотрудниками КГБ или ФСБ, но при этом заведомо настроены негативно, в тысячный раз ориентируясь на 37 год. Очевидно, что современные органы ФСБ имеют и другие задачи, и другие методы работы. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded