kagury

Category:

пойманное на лету

Перевожу запрос и фоном слушаю телевизор. Там сейчас показывают концерт к 23 февраля, того типа, про которые которые моя бабушка говорила «сегодня хороший концерт будет, надо посмотреть», и в назначенное время уютно устраивалась перед телевизором. К слову,  концерт и правда душевный. Прям, словно из 80-х внезапно транслируют. Разве что Кобзона не хватает для полной иллюзии старого доброго советского праздника. Но вот что становится очевидно из представленного репертуара — у нас совершенно отсутствуют современные патриотические песни. Вот вообще как класс. 

Устроила себе сегодня день ленивого кота. Валялась до обеда на диване и читала книжку. Она и сама по себе весьма приятный детектив (в кои-то веки, я прям не могла оторваться, но списываю такой внезапный энтузиазм на некоторую общую усталость), но меня прям зачаровали местные имена и названия. Достаточно сказать, что автор — Ирса Сигудардоттир, а главный персонаж — Тора Гудмундсдоттир. Ну красота же, правда?  Кстати, доттир — это дочь, ну также, как всяческие Гуннарсон, что в переводе сын Гуннара. 

Помните вулкан Эйяфьядлайёкюдль? В общем, я поняла, что это вполне нормальное для тех мест название. Прочие не так уж далеко ушли. 

И, наверное, мне бы понравился Рейкьявик. В общем, теперь я поняла, в какую страну я хочу поехать. Если мне нравятся названия, мне точно понравится и все, что они обозначают. 

В процессе возни на кухне прослушала рассказ «Галоша». Отлично помню его с детства, но как-то никогда не задумывалась, что автор Зощенко. Неожиданно. Кто не помнит, там суть в том, что дети продали найденную галошу старьевщику, на вырученные монетки купили мороженного. Потом у них включилась предпринимательская жилка, как сейчас бы выразились, и они продали ему еще пару галош, стащенные на собственной даче. 

Так вот. В детстве наказание в виде лишения игрушек (всех) и мороженного (на 2 года) за воровство и продажу галош мне представлялось нормальным. Сейчас выглядит немного чересчур (но это мне, я вообще не питаю любви к детям). Но зато я живо представила себе вопли в соцсетях на эту тему. В духе «этожеребенок», травма на всю жизнь и прочее. Интересно, этот рассказ еще печатают в детских книжках, или уже все — он теперь считается за гранью гуманизма?

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded