kagury

Category:

Сталинская премия по литературе

В сборнике статей Дмитрия Быкова о советской литературе я не раз натыкалась на упоминание о том, что тот или иной писатель  получил Сталинскую премию. И каждый раз это были достойные авторы и достойные произведения. 

В общем, мне стало интересно про премию вообще и ее литературных лауреатов в частности. 

Выяснилось, что вообще говоря, это была очень крутая вещь во всех смыслах. Это было почетно, денежно, давало возможность печататься, и вообще стимулировало творчество. А что еще надо от премии? 

Во-первых, в литературной части было несколько номинаций — художественная проза, поэзия, драматургия и литературная критика. Что уже интересно. Много ли у нас нынче читают литературных критиков? А современных драматургов и вообще по пальцам перечесть. Причем, боюсь, одной руки.

Во-вторых, премия выдавалась не за заслуги вообще (хотя раз и было исключение, но Вересаев однозначно стоил того), а за определенные вещи — конкретные романы, пьесы, стихотворения, переводы, критические статьи. Например, Николай Носов получил ее за «Витя Малеев в школе и дома», Вера Панова — за «Спутников», Вениамин Каверин за «Двух капитанов», Михаил Лозинский — за перевод «Божественной комедии», Самуил Маршак за «Двенадцать месяцев», Михаил Шолохов за «Тихий Дон», Михаил Исаковский за «Катюшу», Алексей Сурков за «Бьется в тесной печурке огонь…» и т.д.  Иными словами, было четко и ясно, что читать, и чем оно прекрасно. И это несомненный плюс. Например, та же нобелевская по литературе присуждается с туманными формулировками за общие заслуги на склоне лет автора, а при этом читабельных произведений у него может и не быть вовсе. Черчиль вон, вообще, за ораторское искусство свою получил. 

В-третьих, премия выдавалась за свежие вещи — написанные в течение года (кроме самой первой, которая охватывала 5-7 летний период). Впрочем, это правило иногда нарушалось, если Сталин обнаруживал что-то достойное, но пропущенное в предыдущие пару лет. При этом, премия была трех степеней, и если не находилось чего-то тянущего на первую степень, то премию просто не вручали.  

В-четвертых, ее мог получить каждый. Не нужно было обязательно быть знаменитым и известным. Достаточно было написать действительно хорошую вещь, причем в любом жанре. И это огромный стимул. 

И, наконец, две вещи, которые меня впечатлили больше всего. 

Сталин практически все тексты, которые номинировались на премию, читал лично. Плюс приносил на заседание те книги и журналы, в которых он прочитал что-то достойное, по его мнению, поощрения. Не могу не процитировать тут воспоминания Константина Симонова: 

«Сталин имел обыкновение… брать с собой на заседание небольшую пачку книг  и журналов. Она лежала слева от него под рукой, что там было,  оставалось неизвестным до поры до времени, но пачка эта не только  внушала присутствующим интерес, но и вызывала известную тревогу — что  там могло быть. А были там вышедшие книгами и напечатанные в журналах  литературные произведения, не входившие ни в какие списки представленных  на премию Комитетом. То, о чем шла, точнее, могла пойти речь  на заседании в связи с представлениями Комитета по Сталинским премиям,  Сталин, как правило, читал. Не могу утверждать, что он всегда читал все.  Могу допустить, что он какие-то произведения и не читал, хотя это  на моей памяти ни разу прямо не обнаружилось. Все, что во время  заседания попадало в поле общего внимания, в том числе все, по поводу  чего были расхождения в Союзе писателей, в Комитете, в комиссии ЦК, —  давать, не давать премию, перенести с первой степени на вторую  или наоборот, — все, что в какой‑то мере было спорно и вызывало  разногласия, он читал. И я всякий раз, присутствуя на этих заседаниях,  убеждался в этом».

Это дает определенную гарантию того, что те, кто премию получил, писали по-крайней мере читабельные вещи. Потому что к Сталину можно относиться по-разному, но литературный вкус у него был хороший. Конечно, наверняка, были авторы, которые получали премию в каком-то смысле авансом или в духе «поддержки братских народов». Но тем не менее. 

И еще. Считается (хотя это мнение и оспаривается), что Сталинская премия выплачивалась из личных средств Сталина, преимущественно из его собственных гонораров за издание его книг. Даже, если это хотя бы частично правда, то это очень и очень  достойный ход. Я не знаю ни одного лидера страны, который бы тратил свои деньги на поддержку талантливых людей,  а не копил бы их в кубышке или не рыдал бы, что в бюджете дыра. 

Лауреатов сталинских премий легко найти в интернете. Самый удобный вид имеет подборка на фанталабе

Это я все в чему. Похоже, что вообще-говоря, из многих списков литературы в стиле «лучшие 100 книг по мнению...» имеет смысл почитать тех авторов, которые получили в свое время Сталинскую премию. Не буду утверждать, что поголовно они все хороши (см. ремарку выше), и годятся для современного прочтения. Но наверняка, можно обнаружить немало интересного. Например, Вера Панова в свое время стала для меня прекрасным открытием. 

 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded