kagury

Category:

Очередная порция прочитанного

Очередная книжная подборка. В этот раз будет один прекрасный мистический роман, симпатичный детектив, дивная почти сага советских времен и пара недочитанных историй из серии «что не читать». 

1. Ольга Денисова «Водоворот»

Название в данном случае абсолютно точно отражает то, что происходит с читателем. Начинаешь читать как уютную дачную прозу, затем сюжет закручивается и сначала легко, а затем все настойчивее утаскивает тебя в глубину текста. Когда через некоторое время ты выныриваешь на поверхность, то пару дней не можешь отдышаться. И ничто другое не читается. Потому что все другое – слабее и хуже. 

Ковалев привозит свою дочку Анечку в детский санаторий, подлечить астму. И остается немного пожить там же, в поселке, в доме своей умершей тетки, потому что не хочется оставлять одного маленького домашнего ребенка на произвол санаторной жизни. Санаторий оказывается под опекой православной церкви, что крайне не нравится Ковалеву. И вот он уже не просто приглядывает за своей Анечкой, но становится постоянным неудобным гостем санатория, дорога в который лежит по старому мосту через реку…  

«Водоворот», который сначала – это просто деревенские будни и детские санаторные страшилки, постепенно превращается в историю о силе реки, силе древней, мощной, подчиняющей. Силе, которая вне времени, правил и морали. Силе, которая заставляет делать выбор и не оставляет выбора. 

Пожалуй, мистическое начало – то, что позволяет отнести этот роман к определенному жанру. Но он больше, чем просто увлекательная история. В текст талантливо вплетены и отношения в санатории, и будничная поселковая жизнь, и страхи, и надежды, и толика юмора (речь одного из санаторных мальчишек – просто кладезь афоризмов), и собаку зовут Хтон… не говоря уже о вечном противостоянии православия и язычества. 

Пожалуй, единственное, что не совсем получилось – это детективная составляющая. Хотя, не то, чтобы не получилась, но оставила вопросы. Покровы с тайны, которая много лет скрывалась за страшным сном и красным светом ночника, постепенно снимаются. И вот вроде уже все действующие лица известны. Но…остается непонятным, почему она побежала на мост? Почему не к соседям? Это ближе и логичнее. Все-таки, выходит, что река позвала? Но в конце-концов, не так уж это и важно на фоне остальной истории. 

Так или иначе, это мастерски написанная книга. И в финале в голове так и крутится старая добрая детская песня «Но ты – человек, ты и сильный, и смелый, своими руками судьбу свою делай, или против ветра, на месте не стой, пойми не бывает дороги простой!» Хорошие песни были в нашем детстве. 

Вообще, Ольга Денисова – отличный писатель, я слежу за ее творчеством уже лет десять, наверное, начиная с «Черного цветка». Пожалуй, любимая моя книга у нее – это «Вечный колокол», но внимания достойно все, что она написала. По-крайней мере, в рамках крупной формы (но это я просто не люблю жанр рассказов вообще). Единственное но. Надо быть готовым к тому, что практически все ее книги, мягко говоря, нетолерантны в отношении православия. 

2. Юрий Слепухин «Перекресток». 

Когда-то давно, перед поездкой в Крым, я прочитала «Кимерийское лето» Слепухина. Чудесная советская книжка оказалась, про нормальных людей. А тут где-то наткнулась на восторги в сторону «Перекрестка», и обнаружила, что это тот же самый автор. Взялась читать. Точнее слушать. Книга отлично начитана Татьяной Лузковой. 

Татьяна остается сиротой, и ее забирает из Москвы к себе на Украину дядя. Там Татьяна и проводит свои четыре последних школьных года –  предвоенных. Жизнь школьников конца 30х годов в небольшом украинском городке описана просто замечательно. С высоты нынешних лет это особенно интересно. С одной стороны, школьники кажутся гораздо взрослее не то, что нынешних детей, но и моих сверстников в аналогичном возрасте. Вообще нет понятия капризов или нытья, никто не трясется над детьми, не ноет насчет переходного возраста и прочих надуманных подростковых проблем. Кружки – это совсем не занять ребенка в свободное время, а заняться серьезным делом. Туда приводит не мама за ручку, а учитель – на экскурсию. Скажем, один из главных героев мастерит модель электровоза, и это занятие представляется более важным, чем школьные уроки. Сергей остается на второй год (ему неинтересно, как размножаются жабы), но зато его машина занимает третье место на республиканском конкурсе. Горд ли он? Нет, ему немного стыдно, что только третье. 

Быт, конечно же, очень простой, но, с другой стороны, домработница – вполне нормальное явление для обычной семьи. Например, Татьяна в свои 13 лет живет практически одна почти все время (дядя – военный, и поэтому постоянно в разъездах), разве что суровая соседка (мать-командирша) приглядывает за ней немного. Однако готовить еду и прибрать квартиру к Татьяне приходит домработница. Такая же помощница есть и у ее одноклассницы, мама которой – крупный ученый, и почти все время проводит в институте. Ей тоже некогда заниматься бытом. Интересно, в Москве было также в те годы? 

В общем, книга длинная и обстоятельная, но слушается просто взахлеб. Очень рекомендую. В каком-то смысле, это своего рода живой учебник истории. 

«Перекресток» — первая часть тетралогии, я начала сейчас слушать вторую, про военное время. И только вот на второй части до меня дошло, что Татьяна и ее одноклассники – ровесники моих бабушек и дедушек, плюс-минус год.  В общем, для меня это оказалось не то, чтобы шоком, нет, но явным пинком в сторону переосмысления и перепонимания.

3. Валерия Вербинина «Подмосковная ночь»

На дворе 20-е годы. Молодого сыщика Ивана Опалина командируют в подмосковную усадьбу, где, как на грех, завелось привидение. Предыдущий сотрудник уголовного розыска вернулся почти в помешательстве. Но Иван - человек исключительно трезвомыслящий и в привидения, само-собой, не верит. Но как тогда объяснить движущиеся столы и летающие предметы, которые ему пришлось увидеть своими глазами? А еще же ведь и убийства.  

В общем, это очаровательный образец жанра. Чай из самовара, банки с огурцами, лето, деревня, старинная усадьба и привидение. Настроением напоминает «Бронзовую птицу» Рыбакова. Читается легко и с удовольствием. Это первое мое знакомство с автором. Пожалуй, прочитаю еще что-нибудь из этого цикла. Хорошая отдыхательная литература. 

Из начатого и брошенного. 

Андрей Рубанов «Человек из красного дерева»

Аннотация была заманчивой, как и начало книги. Да и сама тема – русские деревянные скульптуры святых. Как известно, в России никогда не приветствовались объемные изображения, потому как идолы. Но некоторое количество все-таки сохранилось. Мне как-то довелось увидеть сразу десяток таких деревянных в музее. Они, кстати, удивительные, если вы видели. Это какой-то волшебный сплав наивного искусства и веры создателя, который пытался наделить деревянное изображение духовной силой. В храме же видела от силы раза два. Наиболее запоминающийся – в Смоленске. Но это все была лирика. 

Ознакомительный фрагмент книги (выложенный на литресе) мне понравился, и я обзавелась полноценным экземпляром, но дальше все оказалось гораздо более уныло, чем можно было предположить.  Книга, как это, видимо, обычно у Рубанова («Финист» написан в той же манере) – образец плотной добротной прозы. Но уж слишком плотной, слишком утопающей в деталях, слишком медленной. Я прочитала примерно треть – и за это время действие почти не стронулось с места, а книга успела мне изрядно наскучить, почти не намекнув на обещанное «раскрытие секретов соединения и сращивания славянского язычества с православным христианством». 

Если кто-нибудь дочитал до конца, расскажите, стоило ли оно того. 

Александр Руж «Зов полярной звезды»

Я купилась на «ретро-детектив» и положительные отзывы, и честно прочитала около трети. В общем, может это такое длинное вступление, но больше похоже на плохонький приключенческий роман, который использует для привлечения читателя все, что только пришло в голову автору. Человек, замурованный в крепости на 8 лет. Оброс да, но заодно обрел прекрасный слух, умение ориентироваться в темноте и играть в шахматы в уме. Чекисты в самых штампованных видах. Бехтерев с его изучением мозга, Барченко с его командой, гипноз, экспедиция на Кольский, Сейд-озеро и меряченье (обозванное тут «зовом полярной звезды»). В общем, здесь я решила, что с меня достаточно этой графомании. Может там дальше и станет интереснее, но проверять уже не хочется. 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded